11.6. Острая мезентериальная непроходимость

Острая мезентериальная непроходимость — одно из тяжелейших и вместе с тем недостаточно изученных заболеваний, с которым довольно часто приходится сталкиваться в клинической практике. Летальность при остром нарушении мезентериального кровообращения остается крайне высокой и достигает 85—100 % [Федоров В.Д., 1965; Лепедат П., 1975; Савельев B.C. и др., 1979; Pierce et al., 1970; Havia et al., 1975]. Столь высокая летальность обусловлена недостаточно разработанной клинической диагностикой заболевания и как следствие этого запоздалым и потому малоэффективным хирургическим вмешательством.

Среди острых заболеваний брюшной полости острое нарушение мезентериального кровообращения занимает довольно весомое положение, и число умерших от инфаркта кишечника превосходит число умерших от таких распространенных заболеваний, как острый аппендицит, прободная язва, кишечная непроходимость. Наиболее демонстративно частоту заболевания подтверждает анализ общебольничной летальности от острой мезентериальной непроходимости, которая составляет 1—2,5 % от числа всех вскрытий [Дудко Н.Е., Безверхий В.Д., 1944, 1959; Пермяков Н.К. и др., 1956, 1968; Беляев М.П., Жукова Е.И., 1949, 1968). Естественно, что приведенные цифры не отражают в полной мере частоту заболевания, так как при этом не учитываются выжившие больные после оперативных вмешательств, а также пациенты, у которых наступает компенсация кровообращения.

По данным В.С.Савельева и И.В.Спиридонова (1979), основной причиной возникновения острого нарушения мезентериального кровообращения является эмболия, которая наблюдалась у 44,2 % больных.

Тромбозы артерий, по данным авторов, встречались несколько реже — в 32,9 % наблюдений. Неокклюзионные нарушения возникали в 12,8 % случаев, а тромбоз вен — у 10,1 % пациентов. Таким образом, эмболия и тромбоз брыжеечных артерий являлись наиболее частыми причинами нарушений брыжеечного кровотока.

Mondor (1960) в своем известном трактате по вопросам неотложной хирургии живота ("Diagnostics urgents") утверждал, что "брыжеечный инфаркт кишечника является одним из невыясненных разделов этой хирургии". Следует признать, что, начиная с 1834 г., когда появились первые наблюдения инфаркта кишечника и до настоящего времени, в литературе опубликованы достаточно многочисленные сообщения об этом заболевании.

Этапы изучения острых нарушений мезентериального кровообращения объективно могут быть разделены по 3 направлениям: анатомо-кли-нические исследования; патофизиологические исследования и клинические и экспериментально обоснованные терапевтические исследования.

Этап анатомо-клинических исследований начинается первым сообщением относительно кишечного инфаркта, автором которого был Despre. Сообщение было опубликовано в бюллетене Парижского анатомического общества в 1834 г. В нем был описан случай кишечной гангрены у женщины с упорным запором и облитерацией верхней брыжеечной артерии.

Первое клиническое описание кишечного инфаркта принадлежит морфологам Tiedemann и Virchov (1847). Оба этих немецких автора настаивали главным образом на сосудистых причинах закупорки, что и было основанием для проведения опытов по перевязке верхней брызжеечной артерии и вены, что позволило Litten впервые экспериментально воспроизвести инфаркт кишечника.

Opolzer (1862) является первым автором, который на основании клинических данных поставил диагноз эмболии верхней брыжеечной артерии, после чего Kuesmo впервые описал и классифицировал клинические аспекты кишечного инфаркта, a Aellio (1895) сообщил о первом случае инфаркта кишечника с выздоровлением в результате произведенной резекции кишки.

Этап патофизиологических исследований инфаркта кишечника связан с началом XX столетия, причем инициатива в этом направлении принадлежит французской школе. Так, Begyen (1898) и Bolonyezi (1909) показали, что инфаркт кишечника после лигатуры верхней брыжеечной артерии наступает только при одновременном прекращении кровообращения в соответствующей вене.

В 1921 г. Moore и Gosset сообщили о первом случае инфаркта кишечника без анатомических поражений брыжеечных сосудов с последующим спонтанным выздоровлением.

Основными перспективными этапами клинических исследований в истории этого вопроса были исследования, связанные с применением гепарина. Основополагающие работы в этом направлении проведены Laufman (1942), Abreu (1945), Nelson и Kremen (1950).

Достижения хирургии, особенно сосудистой, оказались ключевыми в решении проблемы острого нарушения мезентериального кровообращения.

Первый успех в мире по праву принадлежит Shaw и Rutledge (1957), сообщившим о первом случае выздоровления после эмболэктомии из верхней брыжеечной артерии. В 1955 г. Veil выполнил эмболэктомию в сочетании с сегментарной резекцией кишки, закончившуюся выздоровлением больного.

Первое же прямое вмешательство по поводу "брюшной жабы" вследствие стеноза верхней брыжеечной артерии произвели Shaw и Mainhard (1957), выполнившие тромбэндар-терэктомию из верхней брыжеечной артерии у пациента 58 лет, страдавшего кишечным ангором и потерявшим 15 кг массы тела.

В настоящее время основным методом лечения острого нарушения мезентериального кровообращения является оперативный. Консервативные способы терапии (антикоагулянты, фибринолитические препараты, антиагреганты и др.) в большинстве случаев малоэффективны. Можно утверждать, что они могут применяться в качестве вспомогательного лечения или использоваться в послеоперационном периоде.

Рекомендуем к просомтру

www.kievoncology.com благодарны автору и издательству, которые способствует образованию медицинских работников. При нарушении авторских прав, сообщите нам и мы незамедлительно удалим материалы.