2.9. Интраоперационная ангиофиброскопия

Поступательное развитие ангиологии делает возможным оказание эффективной хирургической помощи больным, страдающим окклюзирующими заболеваниями аорты и магистральных артерий. Реконструктивные вмешательства, выполняемые на сосудах различных анатомических регионов, позволяют у 80—90 % больных добиться положительных результатов, однако, по данным литературы, у 7,7—18,7 % больных в раннем послеоперационном периоде развиваются тромбоэмболические осложнения в зоне реконструкции.

Благоприятный исход любой реконструктивной операции на сосудах в значительной степени определяется тем, насколько технически качественно выполнено оперативное вмешательство [Гамбарин Б.Л., Аганов Т.И.,    1982; Покровский А.В., Ашуров Б.М., 1983; Вахидов В.В., Гамбарин Б.Л., 1985; Lee G. et al., 1986; Beck A. et al., 1989]. Этот факт имеет огромное клиническое значение в достоверной оценке эффективности и качества каждого из этапов реконструктивного вмешательства на сосудах. Завершив реконструктивный этап операции и восстановив кровоток в зоне реконструкции, хирург оценивает эффективность и качество предпринятого вмешательства с помощью электромагнитной флоуметрии, электроманометрии и цнтра-операционной ангиографии.

Использование электромагнитной флоуметрии и электроманометрии позволяет исследовать сопротивление по реконструированному участку сосудистого русла. Наличие погрешностей хирургической техники в виде сужения анастомозов, неполной дезоблитерации окклюзи-рованных артерий, оставления неразрушенных створок клапанов в вене in situ сопровождается высокими значениями сопротивления в зоне реконструкции. Полученные данные служат показанием к выполнению интраоперационной ангиографии, позволяющей выявить не только причину высокого сопротивления, но и локализацию погрешностей хирургической техники, однако электромагнитная флоу-метрия, электроманометрия и рентгеноконтрастная ангиография являются интраоперационными методами контроля, осуществление которых возможно лишь после окончания реконструктивного этапа операции и восстановления кровотока в зоне реконструкции, тогда как информация о наличии погрешностей хирургической техники имеет принципиально важное значение до восстановления кровотока. Выявление погрешностей хирургической техники после восстановления кровотока требует от хирурга принятия дополнительных вмешательств, направленных на их устранение, которые усложняют операцию и увеличивают ее продолжительность, что нередко несет в себе опасность развития новых осложнений в зоне реконструкции.

Потребность ангиохирургов иметь в своем распоряжении метод, позволяющий визуально оценить состояние внутренней поверхности оперируемых сосудов и определить адекватность и качество выполненных реконструктивных вмешательств до восстановления кровотока, привела к созданию метода ангиофиброско-пии. L.Phea и I.C.Walker в 1913 г. создали первый кардиоскоп с линзовой системой, что позволило успешно осуществить эндоскопию полостей сердца в эксперименте на собаках. В последующие годы развитие метода эндоскопического исследования полостей сердца и магистральных сосудов было неразрывно связано с этапами совершенствования эндоскопической техники.

Первый этап развития кардио- и ангиоскопии связан с использованием жестких конструкций эндоскопов с линзовой системой. D.S.Allen и E.A.Graham в 1922 г. создали эндоскоп, в основе которого была использована конструкция кардиоскопа, предложенного L.Phea и I.C.Walker в 1913 г. Усовершенствованная модель эндоскопа представляла собой полую металлическую трубку из нержавеющей стали, окуляр и объектив которой снабжены набором линз. Источником света служила лампочка, вмонтированная над плоской линзой окуляра. Поверхность линзы объектива, обращенная к исследуемому объекту, имела выпуклую форму. Плотное прижатие ее к осматриваемым структурам обеспечивало оттеснение крови, что позволяло получать удовлетворительную эндоскопическую картину.

Предложенную модель эндоскопа авторы снабдили режущим инструментом, с помощью которого сначала в эксперименте на собаках, а затем и у 5 пациентов успешно выполнили митральную комиссурото-мию.

Второй этап характеризуется созданием эндоскопов с корпусом из пластических масс (полиметилме-такрилата, люцида), обладающих хорошими светопроводящими свойствами. Источник света помещался в стороне от корпуса под углом 90° в том же материале [Butter-worth R.F., 1951; Bolton H.E. et al., 1954].

Третьим этапом в совершенствовании ангио- и кардиоскопов явилось создание эндоскопов жесткой конструкции, снабженных каналами, через которые под давлением вводили стерильный изотонический раствор натрия хлорида в целях оттеснения крови от осматриваемого объекта [Bloomberg A.E., Hurwitt E.S., 1957; Iikawa Т. et al., 1957; Sakakibara S. et al., 1958].

Четвертый этап характеризуется созданием жестких ангио- и кардиоскопов, снабженных на конце баллончиками из прозрачных материалов, таких как резина, пластик, стекло. Прижатие к исследуемому объекту прозрачной насадки эндоскопа обеспечивало оттеснение крови, что делало видимым осматриваемые структуры [Марущен-ко Г.Н., 19831.

Новым (пятым) этапом в ангиохирургии явилось использование предложенных N.S.Kapani в 1961 — 1967 гг. эндоскопов с фиброволоконной оптикой, позволивших значительно расширить возможности изучения сердца и сосудов. В 1986 г. S.M. Greenstone и соавт. впервые использовали фиброэндоскоп для визуального исследования аорты и магистральных артерий на трупе человека [Greenstone S.M. et al., 1966]. Авторы высказали предположение о возможности клинического применения ангиофиброскопии. Впервые в клинике эндоскопию сосудов осуществили J.F.Vollmar и K.Junghanns в 1969 г. [Vollmar J. et al., 1969]. Исследователи сообщили о прямом введении эндоскопа в бедренную артерию в целях контроля за качеством выполнения из нее полузакрытой эндартерэктомии. В нашей стране впервые ангиофибро-скопия успешно была выполнена в Институте хирургии им. А.В.Виш-невского в 1979 г. М.Е.Саргиным у 11 больных с тромбооблитерирую-щими заболеваниями аорты и магистральных артерий нижних конечностей [Кузин М.И., Саргин М.Е., 1980]. В сравнении с жесткими моделями фиброэндоскопы обладают рядом существенных достоинств, к которым относятся большой диапазон диаметров, начиная с 1 мм, гибкость и высокая маневренность дистальной части эндоскопа, большая длина рабочей части, яркий холодный свет, передаваемый по световоду от внешнего осветителя, высокое качество получаемого изображения, хорошая цветопередача, возможность выполнения высококачественной фото- и киносъемки [Кулик Я.П. и др., 1982; Greenstone S.M. et al., 1966; Crispin H.A., Baarle A.F., 1973; Litvac F. et al., 1985; Miller A. et al., 1989; Sargin M., 1990].

В основе интраоперационной ангиофиброскопии лежит использование тонких и ультратонких фибро-эндоскопов, технические особенности которых позволяют визуально исследовать просвет сосудов и сосудистых трансплантатов, расположенных на большой глубине операционной раны на этапе реконструктивного вмешательства, предшествующего восстановлению кровотока.

Для ангиоскопического контроля за качеством выполнения реконструктивных операций на сосудах аортоподвздошного сегмента наиболее приемлемы фиброэндоскопы диаметром 3,5—4,0 мм, для бедренно-подколенного сегмента — диаметром 2,0—3,0 мм.

Получение четкого изображения внутрисосудистых структур предусматривает оттеснение от них крови, что может быть достигнуто блокированием кровотока:

•    с помощью сосудистых зажимов;

•    с помощью окклюзионного катетера типа Фогарти;

•    путем наполнения прозрачной жидкостью баллона, закрепленного на конце фиброэндоскопа;

•    оттеснением его потоком вводимого через канал фиброэндоскопа прозрачного изотонического раствора натрия хлорида.

Выбор того или иного способа блокирования кровотока определяется двумя факторами: диаметром исследуемых сосудов или сосудистых трансплантатов и характером реконструктивного вмешательства.

Ангиофиброскопию, в ходе которой блокирование кровотока осуществляется с помощью сосудистых зажимов, предпочтительно применять при осмотре артерий подвздошно-бедренного сегмента (рис. 2.141, а). Подобная тактика обусловлена возможностью выделения на большом протяжении подвздошных и бедренных артерий как при забрюшинном, так и при лапаро-томном доступе. Данная методика ангиофиброскопии наиболее приемлема в случаях осуществления контроля за качеством выполнения полузакрытой эндартерэктомии, качеством наложения анастомозов и сосудистых швов при боковой пластике артерий с использованием различных сосудистых эксплантатов.

Методы блокирования кровотока

Рис. 2.141. Методы блокирования кровотока. а — с помощью сосудистых зажимов; б — с помощью катетера типа Фогарти; в — с помощью эластичного баллона, закрепленного на конце рабочей части эндоскопа; г — путем перфузии сосуда прозрачным изотоническим раствором натрия хлорида, вводимым через канал фиброэндоскопа.

Методика использования катетера типа Фогарти для блокирования центрального кровотока препятствует ретроградному кровотоку из коллатералей, что делает неприемлемой применение этой методики при исследовании магистральных артерий (рис. 2.141, б). Ангиофиброскопия с использованием данной методики блокирования кровотока предпочтительна при осуществлении контроля за качеством выполнения тромбэктомии из синтетических сосудистых протезов. При этом диаметр используемого эндоскопа не должен превышать % диаметра исследуемого протеза.

Использование фиброэндоскопа с эластичным баллоном, закрепленным на конце рабочей части, позволяет блокировать кровоток его наполнением прозрачной жидкостью, вводимой через канал фиброэндоскопа (рис. 2.141, в). Применение фиброэндоскопа с эластичным баллоном обеспечивает возможность временной окклюзии кровотока в брюшном отделе аорты и подвздошных артериях диаметром более 15 мм. При этом создаются хорошие условия для осмотра анастомозов протезов с артериями и оценки состояния устьев висцеральных ветвей брюшной аорты, почечных и поясничных артерий. В ходе исследования магистральных артерий хорошо визуализируются такие детали внутрисосудистой патологии, как стенозы, окклюзии, отдельные бляшки, участки отслоения интимы, интимальные разрывы в местах наложения сосудистых зажимов на измененные участки артерий. Эндоскопическая оценка состояния атеросклеротических бляшек позволяет выявить их изъязвления, наличие атероматоза и степень стенозирования ими просвета артерий.

Блокирование кровотока путем оттеснения крови потоком вводимого через ирригационный канал изотонического раствора натрия хлорида обеспечивает создание прозрачной среды между оптической системой фиброэндоскопа и стенкой сосуда (рис. 2.141, г). Ан-гиофиброскопия по этой методике приемлема для осуществления контроля за качеством выполнения полузакрытых видов эндартерэктомии из поверхностной бедренной артерии, подколенной артерии и артерий голени. Особую значимость метод приобретает в случаях оценки полноты разрушения клапанов и выявления локализации устьев притоков при аутовенозном шунтировании по методике in situ.

Показаниями к интраоперацион-ной ангиофиброскопии следует считать необходимость контроля:

•    за качеством выполнения полузакрытых видов эндартерэктомии из окклюзированных артерий;

•    за полнотой выполнения тромбэктомии из синтетических сосудистых протезов;

•    за состоянием сосудистых анастомозов в ходе повторных реконструктивных операций;

•    за полнотой разрушения клапанов при использовании вены in situ.

Ангиоскопическая диагностика внутрисосудистых изменений базируется на основных эндоскопических признаках, к которым относятся:

▲    форма просвета сосуда;

▲    контуры просвета сосуда;

▲    цвет внутренней поверхности сосуда;

▲характеристика пристеночных наложений;

▲    наличие ретроградного кровотока;

▲    состояние линии сосудистого шва.

Эндоскопическая картина различных отделов неизмененной аорты и ее ветвей идентична. Просвет неизмененного сосуда имеет округлую или овальную форму, что зависит от взаимоотношения с окружающими анатомическими образованиями. Ровные контуры присущи неизмененным стенкам артерий, имеющим белесоватый или бледножелтый цвет. В просвет магистральных артерий открываются устья коллатеральных ветвей, берущих начало преимущественно на передней и боковых полуокружностях сосуда (рис. 2.142—2.145). В отличие от неизмененной артерии просвет артерии, пораженной атеросклерозом, имеет неправильную форму, что свидетельствует о его стено-зировании. Неровность контуров обусловлена выстоянием в просвет различных по форме и протяженности атеросклеротических бляшек, преимущественной    локализацией которых являются места бифуркации артерий и их задняя стенка. Неровность контуров самих бляшек и их изъязвление свидетельствуют о наличии распада участков атерока-льциноза. В местах окклюзии просвет стенозированных артерий имеет вид конуса, заканчивающегося слепо (рис. 2.146—2.149).

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.142. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Дуга аорты. Слева направо: устье брахиоцефального ствола, левой общей сонной артерии, левой подключичной артерии.

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.143. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Область бифуркации брахиоцефального ствола.

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.144. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Устье чревного ствола.

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.145. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Атеросклеротическая бляшка в просвете общей подвздошной артерии.

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.146. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Атеросклеротическая бляшка в просвете общей подвздошной артерии.

При эндоскопии стенок артерии после выполнения из нее полузакрытой эндартерэктомии хорошо визуализируется гладкая поверхность белесовато-желтого цвета с четко очерченными, циркуляр-но располагающимися волокнами среднего слоя без перфораций и кровоизлияний. В случаях полузакрытой эндартерэктомии, когда стенка артерии расслаивается неравномерно, в просвете сосуда визуализируются свисающие обрывки неудаленной интимы и выстоящие из устьев коллатералей остатки атеросклеротических бляшек. Подобные находки в просвете артерии требуют выполнения дополнительной эндартерэктомии с последующим эндоскопическим контролем (рис. 2.150, 2.151).

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.147. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Атеросклеротическая бляшка в просвете наружной подвздошной артерии.

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.148. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Атеросклеротическая бляшка в просвете общей бедренной артерии.

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.149. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Атеросклеротическая бляшка в просвете поверхностной бедренной артерии.

Ангиофиброскопия (экспериментальный материал)

Рис. 2.150. Ангиофиброскопия (экспериментальный материал). Внутренняя поверхность бедренной артерии после выполнения из нее полузакрытой эндартерэктомии.

Ангиофиброскопия (экспериментальный материал)

Рис. 2.151. Ангиофиброскопия (экспериментальный материал). Просвет бедренной артерии после полузакрытой эндартерэктомии. В просвет выстоит обрывок интимы из устья коллатерали.

К числу эндоскопических признаков, на основании которых можно судить о том, что анастомоз выполнен без дефектов, относятся ровная линия шва без деформаций и сужений, отсутствие прорезывания интимы анастомозируемых сосудистых сегментов, отсутствие вы-стоящих в просвет анастомоза нитей синтетических сосудистых протезов и отсутствие пристеночных тромбов на линии сосудистого шва. Ангиоскопия анастомозов, осмотренных в отдаленные сроки наблюдения в ходе повторных операций, позволяет установить наличие или отсутствие сужений и деформаций линии шва, а также пристеночных тромбов и участков гиперплазии интимы (рис. 2.152, 2.153).

При эндоскопии стенок протеза, полностью освобожденных от тромботических масс и «неоинтимы», хорошо визуализируются четко очерченные, с ровными контурами циркулярные гофры. В случаях пе-рекрута протеза по оси или сдавления его извне окружность просвета резко деформирована. Не полностью удаленные остатки тромботических масс имеют вид единичных или множественных наложений различной формы и величины темно-красного цвета, выстоящих в просвет протеза. Остатки неудаленной «неоинтимы» в виде выстилки ярко-красного цвета покрывают гофры, делая их поверхность гладкой. Отслоившиеся участки «неоинтимы» в виде диафрагмы частично или полностью перекрывают просвет протеза (рис. 2.154, 2.155).

Ангиофиброскопия (экспериментальный материал)

Рис. 2.152. Ангиофиброскопия (экспериментальный материал). Без дефекта выполненный анастомоз между аллопротезом и общей подвздошной артерией.

Ангиофиброскопия (клинический материал)

Рис. 2.153. Ангиофиброскопия (клинический материал). Стеноз анастомоза конец в бок между аллопротезом и общей бедренной артерией.

Ангиофиброскопия (экспериментальный материал)

Рис. 2.154. Ангиофиброскопия (экспериментальный материал). Стенки аллопротеза полностью освобождены от тромботических масс и «неоинтимы».

При ангиофиброскопии неизмененных вен хорошо визуализируется их просвет, имеющий округлую форму с ровными контурами. В норме эндотелиальная выстилка белесоватого цвета, без кровоизлияний и пристеночных наложений. В просвете вен визуализируются устья боковых притоков округлой формы различного диаметра, из которых поступает поток крови. Клапаны вен в положении «замкнуто» выглядят как створки диафрагмы белесоватого цвета, полностью закрывающие просвет сосуда. Открытые створки клапанов, прилегая к стенкам вены, имеют вид валиков, незначительно выступающих над ее поверхностью. При использовании вены in situ на месте иссеченного клапана эндоскопически визуализируется венчик остатков створок, незначительно выстоящих в просвет вены. Грубое обращение с аутовенозным трансплантатом нередко приводит к травме эндотелия и появлению кровоизлияний, легко диагностируемых в ходе ангиоскопии (рис. 2.156-2.158).

Ангиофиброскопия (экспериментальный материал)

Рис. 2.155. Ангиофиброскопия (экспериментальный материал). Неудаленные остатки тромботических масс на стенках протеза.

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.156. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Просвет неизмененной большой подкожной вены.

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.157. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Клапаны аутовены в положении «замкнуто».

Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал)

Рис. 2.158. Ангиофиброскопия (патологоанатомический материал). Открытые створки клапана.

Таким образом, изучение эндоскопической семиотики сосудов и сосудистых трансплантатов явилось основой интраоперационной диагностики сосудистых поражений и погрешностей оперативной техники, что позволило определить тактику их хирургической коррекции в ходе 31 первичной и 37 повторных реконструктивных операций у 68 больных с поражением аортоподвздошного и бедренно-подколенного сегментов.

В целях контроля за качеством выполнения сосудистого шва нами произведена ангиофиброскопия 51 анастомоза, из которых 30 первичных анастомозов выполнены в ходе первичных и повторных операций и 21 анастомоз осмотрен в отдаленные сроки наблюдения при повторных операциях. В ходе выполнения ангиоскопии анастомозов в 21,6 % случаев выявлены дефекты, наличие которых могло привести к ранним послеоперационным тромбозам и кровотечениям.

Ангиофиброскопия (клинический материал)

Рис. 2.159. Ангиофиброскопия (клинический материал). Стеноз анастомоза конец в бок аллопротеза с бедренной артерией. Стрелкой указан участок гиперплазии интимы.

Дефекты первичных анастомозов нами диагностированы в 16,7 % первично выполненных анастомозов. Ангиоскопия позволила выявить и устранить до восстановления кровотока в зоне реконструкции такие погрешности хирургической техники сосудистого шва, как прорезывание интимы, оставление пристеночных тромбов на линии шва, стеноз анастомоза и выстоя-ние в его просвет нитей синтетических сосудистых протезов.

Ангиофиброскопия (клинический материал)

Рис. 2.160. Ангиофиброскопия (клинический материал). Просвет поверхностной артерии бедра после выполнении из нее полузакрытой эндартерэктомии. В просвет артерии выстоят обрывки интимы.

Ангиоскопию анастомозов в отдаленные сроки наблюдения выполняли в случаях, когда до операции ни ангиография, ни ультразвуковое сканирование не давали достоверной информации о состоянии анастомозов. Подобная ситуация возникала при тромбозах синтетических протезов. После выполнения тромбэктомии ангиоскопия позволила диагностировать стенозы в области анастомозов в 28,6 % случаев, что потребовало выполнения их соответствующей коррекции (рис. 2.159).

В целом ангиоскопия позволила избежать развития ранних послеоперационных осложнений со стороны анастомозов у всех больных, которым она выполнялась.

В клинике ангиоскопический контроль осуществляли в ходе 20 операций полузакрытой эндартерэктомии из подвздошных и бедренных артерий. В половине случаев эндар-терэктомию выполняли с помощью ультразвукового комплекса. Проведенные эндоскопические исследования показали, что в 20 % случаев полузакрытой эндартерэктомии выявлены не полностью удаленные обрывки атеросклеротически измененной интимы, наличие которых могло привести к ранним послеоперационным тромбозам. Дополнительная эндартерэктомия, предпринятая в этих случаях до восстановления кровотока в зоне реконструкции, позволила избежать развития тромбозов в раннем послеоперационном периоде (рис. 2.160, 2.161).

Полученные нами результаты ан-гиофиброскопии свидетельствуют о более высокой эффективности ультразвуковои эндартерэктомии по сравнению с другими методиками полузакрытой эндартерэктомии.

Ангиофиброскопия (клинический материал)

Рис. 2.161. Ангиофиброскопия (клинический материал). Тот же участок просвета артерии после дополнительной эндартерэктомии.

Ангиофиброскопия 30 тромбиро-ванных синтетических сосудистых протезов после тромбэктомии осуществлена в ходе 28 повторных операций. Целью исследования явилось осуществление контроля за полнотой удаления тромботических масс из синтетических сосудистых протезов в ходе традиционной тромбэктомии катетером Фогарти, а также тромбэктомии с использованием ультразвукового комплекса. Восстановление    центрального кровотока после непрямой тромбэктомии не гарантирует отсутствия пристеночных тромбов, отрыв которых после восстановления кровотока может привести к развитию эмболии.

Ангиофиброскопия (клинический материал)

Рис. 2.162. Ангиофиброскопия (клинический материал). Остатки тромботических масс в просвете протеза.

Данное положение подтверждено результатами ангиофиб-роскопии. Эндоскопические исследования показали, что восстановление кровотока в тромбированном сосудистом протезе в 32,1 % наблюдений сопровождалось наличием в просвете протеза неудаленных тромботических масс, что потребовало выполнения дополнительной тромбэктомии, во время которой остатки тромбов и участки «неоинтимы» отделяли от стенок протеза с помощью металлических петель и колец с последующим удалением их катетером Фогарти (рис. 2.162, 2.163).

Ангиофиброскопия (клинический материал)

Рис. 2.163. Ангиофиброскопия (клинический материал). Просвет протеза после дополнительной тромбэктомии.

Ангиофиброскопия (клинический материал)

Рис. 2.164. Ангиофиброскопия (клинический материал). Просвет аутовены после деструкции створок клапана. Стрелкой указана неразрушенная створка клапана.

Полученные нами данные ангиоскопии свидетельствуют о более высокой эффективности ультразвуковой тромбэктомии по сравнению с традиционной тромбэктомией катетером Фогарти. Применение эндоскопического контроля за полнотой выполнения тромбэктомии из синтетических сосудистых протезов способствовало снижению частоты ретромбозов в раннем послеоперационном периоде до 3,6 %.

Ангиофиброскопия (клинический материал)

Рис. 2.165. Ангиофиброскопия (клинический материал). Просвет той же аутовены после дополнительной деструкции створок клапана.

Эндоскопический контроль за полнотой разрушения клапанов и выявление мест впадения притоков при использовании большой подкожной вены по методике in situ нами применены в ходе 10 реконструктивных операций на бедренно-подколенном и подколенно-ти-биальном сегментах. Во время ангиоскопии не полностью разрушенные створки клапанов выявлены у 60 % больных, что потребовало выполнения их дополнительной деструкции.

Точное определение мест впадения в большую подкожную вену притоков облегчило их выделение и лигирование в ходе реконструкции. Полученные результаты свидетельствуют о высокой информативности ангиоскопии при выполнении шунтирующих операций по методике in situ. В ближайшем послеоперационном периоде не отмечено ни одного случая тромбоза в зоне реконструкции (рис. 2.164, 2.165).

Завершающим этапом реконструктивных вмешательств на сосудах являлась интраоперационная ангиография, которую выполняли после восстановления кровотока в    зоне реконструкции. Проведенные    исследования не выявили дефектов в зоне реконструкции ни в одном случае, что свидетельствует о высокой информативности предшествовавшей ей ангиофиброскопии.

Таким образом, на основании проведенных нами исследований разработана эндоскопическая    семиотика сосудов и сосудистых трансплантатов в норме и при различных формах поражения,    что позволяет оценить эффективность и качество выполнения реконструктивных вмешательств на сосудах. Информация, получаемая в ходе интраоперационной ангио-фиброскопии на этапе, предшествующем восстановлению кровотока в зоне реконструкции, дает возможность своевременно диагностировать и устранять погрешности хирургической техники, что в конечном итоге значительно снижает количество ранних послеоперационных тромбозов.

В заключение мы выражаем надежду, что ангиофиброскопия займет достойное место среди интра-операционных методов исследования сосудов и сосудистых трансплантатов и позволит улучшить результаты реконструктивных вмешательств на магистральных сосудах.

Рекомендуем к просомтру

www.kievoncology.com благодарны автору и издательству, которые способствует образованию медицинских работников. При нарушении авторских прав, сообщите нам и мы незамедлительно удалим материалы.